Снос «несносимого»

В последние годы в стране развернулись масштабные программы расселения аварийного жилья и капитального ремонта и модернизации жилого фонда.

Но в Москве эти процессы начались еще раньше: когда в столице начались снос и расселение зданий первой волны индустриального домостроения, в просторечии именуемых «хрущевками».

К настоящему времени практически полностью снесены дома «сносимых» серий, но осталось еще много так называемых «несносимых». Заслуженный строитель, депутат Государственной Думы Владимир Ресин много лет проработал в столичном стройкомплексе и знает проблему изнутри. С ним мы и решили поговорить о дальнейшей судьбе «хрущевок».

— Владимир Иосифович, наша газета недавно писала про «сносимые» серии пятиэтажек — проблема практически решена. Но домов так называемых «несносимых» серий еще очень много! Какая судьба их ждет?

— Снос в Москве ветхих домов, в народе называемых «хрущевками», — очень важная, социально значимая программа. Впервые решить эту проблему пытались еще при Горбачеве, во времена СССР. Успеха, впрочем, эта попытка не имела. Во второй раз вернулись к теме при Лужкове, в начале 90-х, при том, что средств в бюджете не было вообще. Официально программа стартовала в 2000-х годах. На тот момент мы насчитали 1722 дома, подлежащих сносу. Нам надо было предложить четко работающий механизм не только по привлечению средств под такое строительство, но и по выполнению городом обязательств по переселению жильцов. И такой механизм был предложен — волновое переселение. На месте снесенной пятиэтажки строился высотный дом, куда переселяли жителей близлежащих «хрущевок». Старые дома сносили, и высвобождалась территория под новое строительство. Но главный вопрос — откуда деньги? Нашли решение: строить дома по инвестконтрактам. Квартиры в построенном доме распределялись следующим образом: часть передавалась городу, часть оставалась за инвестором. Пропорция могла быть разной, но принцип один: часть нового жилфонда передавалось городу, а свою часть инвесторы могли реализовывать по рыночной цене. Такой механизм устраивал всех.

— Но почему тогда программа растянулась на такой срок?

— Мы планировали закончить все к 2010 году. Но грянул финансовый кризис. Следом накрыл второй. В итоге сроки завершения программы были продлены. Тем не менее к 2010 году свыше 1350 ветхих пятиэтажек были снесены. Люди получили комфортное современное жилье. По оставшимся домам — их было более 370 — пришлось самому городу вмешаться и строить новое жилье. Сегодня осталось снести 75 пятиэтажек. В 2018 году эти серии домов окончательно уйдут в прошлое. Теперь на очереди так называемые «несносимые» серии. Все дома со временем претерпевают износ. Список ветхого жилого фонда пополняется за счет домов, которые раньше были в удовлетворительном состоянии.

— Жителей столицы, которые живут в пятиэтажках «несносимых» серий, волнует, что же будет с их домами?

— Сегодня, чтобы запустить новую программу сноса пятиэтажек «несносимых» серий, нужно выработать универсальный механизм в рамках существующего правового поля. Он должен удовлетворять и городские власти, и возможных застройщиков, и жителей. Пока этот вопрос находится в стадии обсуждения. На продолжение программы сноса потребуются значительные денежные средства и, как я уже говорил, четкий механизм реализации. Но я не сомневаюсь, что решение будет найдено.

Правительство Москвы во главе с Сергеем Собяниным взяло уверенный курс на реализацию концепции города, комфортного для жизни.

— Значит, все-таки будем сносить?

— Мы все понимаем, что снос домов старых индустриальных серий — это необходимость, они уже превысили свой нормативный срок. В то же время в столице есть немало домов довоенной постройки и первых послевоенных лет в хорошем состоянии. Есть много пятиэтажек времен Хрущева, которые до сих пор не являются ветхим жильем. Таких домов у нас порядка четырех тысяч. Их нужно капитально ремонтировать. А вообще я считаю, там, где износ здания составил свыше 70%, нужно сносить. А для менее запущенных случаев успешно действует программа капитального ремонта.

— Куда же переедут жильцы сносимых «несносимых» серий? Ведь объемы нового жилого фонда, который должен будет заместить ветхий, очень велики. Да и не все захотят переезжать из привычного района.

— Да, иногда предлагаемые варианты проживания в других районах не всех устраивают. Но в то же время далеко не всегда замену старому дому можно вписать в градостроительный план того же района. Все это тормозит процесс освобождения ветхого дома, предназначенного под снос. Москве придется поискать нетривиальные решения. Обеспечить граждан комфортным жильем — наше обязательство и поручение президента. И здесь я понимаю, насколько дальновидным было решение о расширении Москвы. Ведь создать на новых территориях современные и комфортные для проживания микрорайоны, обеспеченные всей необходимой инфраструктурой, — это и есть возможность максимально безболезненно заменить ветхий фонд на новый.

— Есть ли хотя бы примерные сроки, когда может быть принято решение по домам «несносимых» серий?

— В будущем году столичные власти намерены рассмотреть вопрос о реконструкции пятиэтажных домов, не подлежащих сносу. Город не забыл об этой проблеме и активно ею занимается. Программы сноса и капремонта — это как близкие родственники, всегда рядом, всегда есть связь. Работа есть — будем работать.

Цитата в тему

ВЛАДИМИР РЕСИН: «ПРЕЖДЕ ЧЕМ ПРИСТУПАТЬ К ПРОГРАММЕ , НУЖНО ПРОВЕСТИ ГЛОБАЛЬНУЮ ИНВЕНТАРИЗАЦИЮ ЖИЛФОНДА ГОРОДА НА ПРЕДМЕТ ИЗНОСА КАЖДОГО КОНКРЕТНОГО ДОМА, причем в ручном режиме. Как я говорю, своими ногами дойти, своими глазами увидеть и оценить состояние» 

Сергей Вершинин


Строительная газета