Архитектурная биеннале откроется для публики 28 мая в Венеции

ВЕНЕЦИЯ, 28 мая — РИА Новости. XV Международная архитектурная биеннале откроет свои двери для публики в Венеции 28 мая и продлится до 27 ноября.

Замысел куратора

В 2016 году куратором архитектурной биеннале в Венеции, которая проводится раз в два года и является одним из главных событий для архитекторов во всем мире, стал известный чилийский архитектор Алехандро Аравена.

Тему биеннале выставки он сформулировал практически в последний момент, отойдя от первоначальной идеи ада, чистилища и рая, и назвал ее «Репортаж с фронта».

В центре внимания Аравены находятся такие проблемы, как качество жизни людей, неравенство, безопасность, миграция, перенаселенность, а также качество проектов и банальность архитектуры.

Алехандро Аравена

Неслучайно символом биеннале стала фотография писателя Брюса Чатвина, сделанная в 1970-е годы в Перу. На ней изображена пустыня, по которой женщина тащит алюминиевую лестницу — это археолог, изучающая рисунки индейцев наска.

Для куратора венецианской биеннале это метафора тех усилий, которые необходимо предпринять архитекторам, чтобы разглядеть истинное положение дел, не всегда видимое на уровне земли.

Всего Аравена пригласил к участию в выставке 88 архитекторов, что необычно много для подобного рода мероприятий. При этом звездных имен среди них совсем немного — 45 участников никогда до этого не выставлялись в Венеции, а 33 из них моложе 40 лет.

Основная экспозиция

Традиционно архитектурная биеннале в Венеции делится на две части — основной кураторский проект, участников которого отбирает куратор выставки, и экспозиции стран в национальных павильонах.

Одна из главных тем, звучащих в кураторском проекте на архитектурной биеннале в Венеции — это экология. Все, кто попадают в Арсенал и павильон выставки в саду Джардини на кураторскую программу, должны пройти через залы, целиком сделанные из мусора, оставшегося от предыдущей выставки.

Неизменно внимание публики привлекает экспозиция бюро Transsolar, повторяющая реально существующий арт-объект в Абу-Даби. Несколько лучей света спускаются с потолка на пол, и в них виден танец пылинок.

«В Абу-Даби много денег, но почти нет интересной архитектуры. Этот проект как раз решает проблему и одновременно показывает, что нужно работать не на преодоление сил природы, а на сотрудничество с ними», — подчеркнула историк архитектуры Анна Броновицкая, проводящая экскурсии по биеннале в рамках культурной программы RDI. Creative.

Чуть ли не больше всего места в Арсенале занимает проект известного китайского архитектора Ван Шу (Amateur Architerture Studio), посвященный примеру, когда проектировщики смогли сохранить традиционную китайскую деревню. Здесь демонстрируется, как архитекторы в сотрудничестве с местными жителями использовали при ремонте домов местные техники и материалы.

Экспозиция бюро Transsolar

Сразу в двух местах на архитектурной биеннале в Венеции представлены разработки Block Research Group, швейцарского института технологий в архитектуре (Цюрих). Архитекторы предложили новый тип сводов и перемычек — сводчатый, по примеру готических соборов, и при этом практически не использующий никаких скрепляющих растворов.

Кстати, именно в сотрудничестве с Block Research Group свой проект на биеннале представил британский архитектор Норман Фостер. Он показал на выставке порт для дронов — сооружение, которое можно создать из подручных средств там, где будут использоваться беспилотные летательные аппараты.

Офис-матрешка и дом-душа

Россию в основной кураторской программе представляют два архитектора — Борис Бернаскони с проектом офиса-матрешки Matrex, строящегося в Сколкове, и Александр Бродский, построивший дом из рубероида.

Экспозиция Бернаскони — это макет здания в разрезе, отмасштабированный 1 к 25 и показывающий, как функционирует офисный комплекс. Представленный архитектором проект дополняется специально написанным саундтреком и книгой, изданной на английском языке и рассказывающей о двух основных формах комплекса — матрешке и пирамиде.

«Внешний контур комплекса Matrex — пирамида символизирует власть и бизнес, а внутренний контур здания в виде матрешки — искусство и науку. На биеннале мы сделали подсветку нашего проекта, что является метафорой генерации событий, создания среды», — прокомментировал свою работу Бернаскони, напомнив, что комплекс будет предназначен для офисов компаний-стартапов.

Дом из руберойда Александра Бродского

А вот Бродский, широко известный как представитель «бумажной архитектуры», продемонстрировал в Венеции совершенно другую грань архитектуры.

Он возвел практически на самом краю пирса дом из рубероида без окон и дверей, что, по словам Аравены, является «архитектурным аналогом великой русской литературы, которая делает видимым невидимое — душу».

Тех, что обойдет домик, ждет сюрприз — рядом с ним стоят шахматы из бетона.

«Фактически это проект про эскапизм. Бродский говорит нам, что всегда, в любых обстоятельствах остается ниша частной жизни», — так трактует послание участника биеннале Броновицкая.

Ответ национальных павильонов

Многие национальные павильоны на биеннале в Венеции (как правило, они расположены в саду Джардини) отозвались на тему, заданную куратором выставки, пристальным вниманием к социальным проблемам. В павильоне скандинавских стран это и вовсе воплощено в огромной деревянной пирамиде потребностей Маслоу.

В свою очередь главной темой британского павильона стало решение проблемы нехватки жилья, с которой сегодня сталкивается даже средний класс в стране — людям просто не по карману приобрести обычную недвижимость. В своей экспозиции британские архитекторы ищут новую концепцию жилища и находят решение, предложив жилье, ориентированное на разное время пребывания — от часа до всей жизни.

Одна из их идей заключается в доме, который можно разделить с другими людьми и в котором все общее — от предметов быта по одежды, безразмерной и бесполой. Другая идея британцев состоит в протесте против строго функционализма в жилье и свободной организации пространства — дом должен подстраиваться и для тех, кому 18, и для тех, кому 80.

Свою альтернативу модернизму, предписывающему жилью строгие функции, ищут и в японском павильоне. Японцы опираются на идею en — эмпатии, способности сопереживать людям и природе. Цель авторов экспозиции — создать такую архитектуру офисов и домов, которая способствовала бы общению людей, в том числе и через перетекание пространства из одного в другое. В одном из проектов это даже доходит до дома-коммуны.

Проект Bel Societat fur Architektur

Одной из самых удачных экспозиций в этом году считается выставка немецкого павильона, носящая название Arrival Сity («Город прибытия») и целиком посвященная проблеме мигрантов. В рамках подготовки к биеннале создатели экспозиции разобрали все перегородки в историческом здании немецкого павильона, что стало символом открытости Германии миру и в то же время показало, что страна готова нарушать установленные и строгие обычно правила для мигрантов.

Российский павильон

Комиссаром российского национального павильона в 2016 году был выбран ректор Санкт-Петербургской академии живописи, скульптуры и архитектуры Семен Михайловский, куратором — главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, а сокуратором — генеральный директор ВДНХ Екатерина Проничева. Выставка в павильоне России рассказывает о прошлом, настоящем и будущем ВДНХ и называется V.D.N.H. Urban Phenomen.

Создатели выставки расположили экспозицию на двух уровнях. Нижний, открывающийся лайтбоксом с горельефом Вутетича — символом возрождения ВДНХ — посвящен истории и показывает отдельные артефакты советского времени, воссозданные группой молодых скульпторов.

Среди них, например, статуи девушек из фонтана «Дружба народов», скульптура быка из павильона «Мясная промышленность», скульптуры на портике павильона РСФСР и уменьшенная копия «Рабочего и колхозницы».

На верхнем уровне, куда ведет лестница, специально сооруженная для этой выставки, представлена видеоинсталляция, погружающая в атмосферу современной ВДНХ. Видео сопровождается специально написанной для выставки музыкой, которая исполняется только человеческими голосами и символизирует разворот ВДНХ к нуждам конкретного человека.

Российский павильон на венецианской биеннале

Также на верхнем уровне посетители могут зайти в кабинет исследователя и лабораторию, где 12 студентов из нескольких стран под руководством урбаниста Винсента Гуайарта разрабатывали возможные сценарии развития ВДНХ.

Куратор российского павильона Кузнецов отдельно отметил, что лаборатория — ключевой зал для понимания идей создателей экспозиции. По его словам, план функционального перепрограммирование территорий ВДНХ представлен здесь в виде материнской платы, что должно показать отношение кураторов к территории ВДНХ и к профессии архитектора вообще.

«Архитектура сегодня — это не работа застывших форм, это профессия, постоянно находящаяся внутри процесса. У зданий есть hardware, жесткая основа, и софт, который его подпитывает и наполняет смыслом», — резюмировал главный архитектор Москвы.