Окончательно отказались от комплексной реконструкции в районе Кузнецкого моста

Телеэхо

Пушкин и Диккенс, друзья человечества

Печальная дата 175-летия со дня смерти нашего Пушкина и 200-й день рождения великого англичанина Чарлза Диккенса отделены в нынешнем феврале малым промежутком времени.

Даже странно, что на этот раз канал «Культура» обошелся в день памяти великого поэта без документальной ленты «На фоне Пушкина», сделанной в нулевые годы. Ее авторы рассматривали отмечаемое с государственным размахом, «от Москвы до самых до окраин», в духе тоталитаризма, 100-летие гибели поэта как некую дымовую завесу, призванную отвлечь внимание населения СССР от массовых политических репрессий 1937 года. Какой-то кощунственный умысел усматривался и в том, что отмечалась именно годовщина смерти, когда Пушкин был чуть ли не насильственно возведен в ранг великого национального гения и гражданина. Поразительно, что все в нашем Отечестве рождает споры. Даже та простая истина, что именно кончина высвечивает в истинном свете, кем был для нас ушедший человек. Тем более если это Пушкин, который и сегодня «длится в России». И покуда мы храним в своих сердцах облик давно ушедшего человека, его дела, его творения, мы противостоим смерти, рвущейся поглотить жизнь без остатка, без следа. На памятнике Пушкину в Москве высечены его вещие слова: «И долго буду тем любезен я народу, что чувства добрые я лирой пробуждал, что в мой жестокий век восславил я свободу и милость к падшим призывал». В нынешний век постмодернистской раздробленности Пушкин дает нам нерасщепленный, целостный идеал. Не искать воли лишь для одного себя, понимать, что свобода — без милосердия и добра — ущербна.