Москву завалит мусором

Вместе с новыми территориями Москва получает сибиреязвенные скотомогильники, радиационно-, химически- и пожароопасные объекты. В «Большой Москве» нельзя будет строить новые полигоны твердых бытовых отходов (ТБО), а старые придется закрыть, что еще больше усугубит мусорную проблему столицы.

 Присоединение к Москве новых огромных территорий усугубит мусорную проблему столицы. Как выяснилось в пятницу на прошедшем в Мосгордуме «круглом столе» «О проблемах утилизации отходов в городе Москве с учетом расширения границ ее территории», в «большой» Москве нельзя будет строить новых полигонов ТБО, а старые придется закрыть. Сложнее станет договариваться о совместном решении проблемы утилизации с уступившей столице солидную часть своей территории Московской областью.

Как сообщил депутатам начальник отдела промышленной переработки отходов департамента ЖКХ Александр Одров, сейчас комплекс городского хозяйства столицы обследует территории, за которые Москва будет нести ответственность уже с июля следующего года. В том числе и на предмет производства мусора. Так, присоединяемые города Троицк и Щербинка вырабатывают в среднем по 100 тыс. кубометров отходов в год. На юго-западе пока еще Московской области расположены три закрытых полигона ТБО, один действующий, три выработанных карьера, принимающих твердые отходы, и один мусоросортировочный комплекс.

 Однако с 1 июля 2012 года все они войдут в состав Москвы — населенного пункта, на территории которого по закону запрещено хранение отходов. Карьерам запретят принимать мусор, а полигоны ТБО придется ликвидировать.

 «Полигонов мы здесь не увидим, максимум — сортировочные комплексы», — объяснил Одров. Что касается строительства новых производств по переработке и утилизации отходов, то, по мнению чиновника, прежде надо будет решить вопрос собственностью на землю, которая в «новой» Москве в отличие от «старой» не муниципальная, а частная (и частично федеральная). «Выходит, что мы получаем одни проблемы, — признался спикер Мосгордумы Владимир Платонов. — Новых полигонов строить нельзя, а старые надо закрыть и при этом решать проблему утилизации на самих этих территориях».

Между тем Москва сама задыхается от производимых ежегодно 25 млн тонн отходов.

Два московских полигона, расположенных на территории области, практически исчерпали свой ресурс и в ближайшие годы должны быть закрыты, а принятая в 2008 году программа строительства на территории города мусоросжигательных заводов заморожена.

По словам председателя думской комиссии по экологии Веры Степаненко, занимаясь этой проблемой уже десять лет, она практически не «видит движения», только «отдельные успехи и отдельные неудачи». «До сих пор у нас не было возможности и места для сортировки и переработки мусора, но теперь у Москвы появляется земля. Мы не говорим о том, чтобы вывозить туда весь московский мусор, а о размещении новых технологий. И хотим знать возможности использования новых территорий для конкретных проектов», — заявила Степаненко.

Впрочем, пока такой информации чиновники предоставить не могут. По словам представителя городского департамента природопользования Ирины Ширяевой, пока проводится «инвентаризация» новых территорий с целью понимания, какие проблемы там придется решать. «В проекте программы по охране окружающей среды до 2016 года, которая сейчас дорабатывается, предусмотрено строительство новых комплексов — от сортировки до вторичной переработки, — заявила Ширяева. — Но сказать, что и в каком количестве будет построено на новых территориях, без полной инвентаризации нельзя. Мы сделали запросы в муниципальные образования, но ответы приходят не в полном объеме. Нужна полная информация, а не только то, что там проживают 250 тысяч человек».

Зато такая информация оказалась у независимых экологов. Заместитель руководителя экспертного совета Мосгордумы по экологической политике Калман Цейтин, работавший ранее в правительстве Московской области, представил на «круглом столе» карту опасных объектов, передаваемых Москве вместе с новыми территориями.

В частности, речь идет о семи сибиреязвенных скотомогильниках. «Эти могильники не забетонированы, вокруг них нет санитарно-защитных зон», — уточнил эколог.

Кроме того, Москва получает несколько радиационноопасных объектов. Например, завод «Мосрентген» в одноименном поселке с законсервированным с 1962 года поставарийным захоронением значительного количества кобальта-60 и цезия-137, термоядерные установки Троицкого института инновационных и термоядерных исследований «Росатома». А также Подольский завод цветных металлов, где в результате расплавления в 1989 году радионуклеидного источника цезия-137 и последующего загрязнения территории возникла радиационная аномалия. «Сейчас на территории завода находится несколько тысяч тонн отходов, которые ветер разносит по округе», — рассказал Цейтин.

На закрытом полигоне ТБО в Щербинке, по данным эколога, хранятся вывезенные с Подольского химико-металлургического завода радиоактивные рудные отходы, а также захороненный здесь еще в 2000 году целый состав куриных окорочков из США.

Поверхностные воды с полигона попадают в речку Серебрянку, а отсюда в Пахру, рассказал Цейтин. Нельзя, по его мнению, оставлять без внимания и другие закрытые полигоны, например в Некрасовке — в 30 метрах от жилых домов. «Все они должны быть ликвидированы, на территории города не должно быть ни действующих, ни бывших полигонов. И это надо иметь в виду при разработке городских экологических программ, — считает эколог. — Пока же финансирование на эти вещи нигде не заложено». Что до новых полигонов, то место для них следует искать в Тульской области, считает Цейтин, а это тоже деньги.

По мнению директора направления межрегиональной экологической общественной организации «Зеленый крест» Алексея Чумакова, существующие в городе программы в области обращения отходов затратны, но мало что решают. «Бессмысленно рассматривать какие-то технологии без единой концепции создания отрасли по переработке отходов, это основной тормоз, — заявил Чумаков. — Отходы — это концентрат сырья и энергии, и оттого, насколько мы продуктивно воспользуемся этим, зависит успех всей системы обращения с отходами. Концепция должна учитывать и технологии, и логистику, и градостроительную политику, финансовую и экономическую сторону. К сожалению, сейчас уже многое решено и не может измениться — например, деньги распределены по годам и направлениям. И нам остается под это подстраиваться».