Больше чем лес

RFI: 26 августа будет год, как Дмитрий Медведев приостановил вырубку Химкинского леса. Что за этот год изменилось и что сейчас происходит в Химкинском лесу?

Ярослав Никитенко: Дмитрий Медведев сказал остановить строительство. На это, прежде всего повлияло, массовое возмущение населения. Я напомню, что согласно социологическим опросам, 66% россиян против трасы через Химкинский лес.

Медведев, после многотысячной демонстрации в Москве на Пушкинской площади, сказал, что необходимо проанализировать проект, провести общественные и экспертные обсуждения. К сожалению, ни того ни другого не произошло, и в декабре 2010 года, после приезда французского премьер-министра Фийона, собралась некая правительственная комиссия, которая сказала, что выбранный вариант является одним из наилучших. Официальная версия была такой, что в случае смены варианта придется платить огромные деньги констиционеру по этому проекту, а именно французской компании «Винси».


Компания «Винси» ничего не привлекает в этот проект, кроме своего, так сказать, опыта. Хотя никакого европейского опыта  на стройке в Химкинском лесу мы сейчас не видим. Работы ведутся без информационных счетов, там отстутствуют ограждения, нарушаются все мыслимые правила техники безопасности.

Предполагалось, что «Винси» привлечет в этот проект иностранные инвестиции, но этого не случилось, потому что европейские банки, увидев что это за проект, отказались его финансировать. Но Путин быстро нашел деньги, и сейчас это финансирование идет целиком за счет российского бюджета: Сбербанк, Внешэкономбанк.

То, что европейские банки вышли из этого проекта, логично. Но почему французская компания «Винси» остается в этом проекте? Это очень странно, потому что у них есть свои правила, они подписывали глобальный договор ООН. Получается, что «Винси», в общем-то, лжет своим акционерам, своим партнерам, потому что на словах они придерживаются принципов устойчивого развития, проводит консультатции с общественностью, но в реальности такого не происходит. «Винси» просто зарабатывает деньги на странах третьего мира, на коррупционных проектах, вроде этого проекта через Химкинский лес.

RFI: 4 мая в Париже состоялась акция в защиту Химкинского леса. В ней принимала участие французский евродепутат от партии «зеленых» Карима Дели. Будут ли еще акции против «Винси», будут ли акции в Париже? И считаете ли вы, что эти акции дают какой-то результат?

Ярослав Никитенко: Да, безусловно, мы будем дальше расширять нашу международную кампанию против «Винси». Мы специально создали сайт khimkiforest.org, где информация публикуется не только на русском и английском, а на пяти языках мира. Мы будем продолжать распространять информацию про то, что делает компания «Винси», ведь у нее есть офисы более, чем в 100 странах мира.

С 26-го по 28-е августа мы планируем провести серию международных и общероссийских акций, мы хотим охватить как можно больше городов и просим всех присоединяться к акциям солидарности, вся информация на нашем сайте.

Основной ущерб нанесет не вырубка леса, а именно существующая дорога – это будет шумовое, химическое загрязнение, будут уничтожены животные, которые там живут.

RFI: А какие там живут животные?

Ярослав Никитенко: Химкинский лес – это уникальная природная территория . Там есть три особо охраняемых природных зоны: мезотрофные болота, пойма реки Клязьмы и дубовая роща с вековыми дубами. Там живут лоси, кабаны, лисы. Недавно, на мезотрофном болоте было найдено краснокнижное растение, шейхцерия болотная.

Если дорога пройдет по середине Химкинского леса, то экосистема будет просто уничтожена. Но, поскольку по данному проекту, необходимо еще строить мост через канал им. Москвы и этот мост будут строить не меньше, чем три года, у нас еще есть огромное количество времени для того, чтобы бороться против этого проекта. Я думаю, что, в конечном итоге, нам удастся его остановить, главное – чтобы люди не сдавались.


Нам очень нужна международная солидарность, особенно во Франции, потому что 60% деятельности компании «Винси» происходит во Франции и, конечно, мнение французов для нее важнее, чем мнение людей из других стран.

RFI: Французские правозащитные организации осудили компанию «Винси»? Вы получили какие-то реакции?

Ярослав Никитенко: Брюссельский комитет по пыткам (но это в Бельгии) периодически делает заявления про защитников Химкинского леса. Во Франции нас поддерживает французское отделение Amnesty International.

Кроме того, во Франции нас очень поддерживает партия «зеленых». Они приглашали нас на огромный сбор в Notre-Dame-des-Landes – это огромный аэропорт под Нантом, который тоже строит компания «Винси». Нас поддержала кандидат в президенты от французских «зеленых» Эва Жоли. Французский WWF и Greenpeace тоже обещали оказывать нам посильную поддержку.

RFI: Сейчас работы по вырубке леса продолжаются. На какой они стадии? Какая часть леса вырублена и сколько еще осталось?

Ярослав Никитенко: Всего под просеку в Химкинском лесу будет уничтожено около 70 га леса. Это незначительная часть площади, Химкинский лес занимает более 1000 га.

Опасна не сама по себе вырубка, а именно то, что данная дорога проходит ровно посередине леса, разрубая его на две части и фрагментируя его.
Как я сказал, просека не наносит большого ущерба и, если оставить ее в нынешнем виде, то сначала она зарастет травой, а потом там будет молодая поросль. Это будет незаметно для леса, хотя, конечно, старые деревья ценней.

Я думаю, что мы будем собирать людей, чтобы просто физически идти противостоять вырубке.


RFI: Все лето в Химкинском лесу  проходят лагеря, различные акции, в частности, вы провели большое мероприятие под названием «Антиселигер», потом у вас был лагерь «Химки 2011». Как на этом фоне развивается противостояние между активистами-экологами и местной властью?

Ярослав Никитенко: Ситуация в лесу мало поменялась с мая этого года, когда мы установили лагерь.

Тут действия крайне простые: люди собираются в лагере, приезжают из России и из-за рубежа, и когда нас достаточно много, допустим 10 человек, то мы идем останавливать работы, тогда приезжают сотрудники ЧОПа. Или мы, если нас достаточно много, удерживаем технику и она не работает в течение многих часов. Бывает, что приходят охранники и бъют активистов, с применением грубой силы оттаскивают их от техники, тогда работы продолжаются, а активисты едут в травмпункты. К сожалению, у людей, которые защищали Химкинский лес, было очень много телесных повреждений.


RFI: Как вы сами оказались в Химкинском лесу? С Евгенией Чириковой все понятно: она здесь живет, у нее двое детей, с которыми она в этом лесу гуляет. А вы, ведь вы живете не в Химках?

Ярослав Никитенко: Да, я живу в Москве, но я хочу, чтобы мои дети и я жили в нормальной стране. Химкинский лес – это важный прецедент, который показывает, как власти могут считаться или не считаться с нашим гражданским обществом. Подавляющее большинство населения против этого проекта, эксперты против, но коррумпированные власти делают все, что им угодно. Поэтому я считаю, что необходимо поддерживать такие движения, когда народ борется за свое абсолютное право дышать чистым воздухом.

Я просто как-то увидел в интернете петицию в защиту Химкинского леса, которую я подписал. Я начал больше интересоваться, стал приходить на акции и постепенно стал заниматься организаторской работой. Но изначально я просто хотел поддержать людей, только из идейных соображений, и таких идейных людей очень много. К нам приезжал человек из Эстонии и жил в лагере в Химкинском лесу, приезжают со всех концов России.

Это вопрос, конечно, не географический, а вопрос, в том числе, и политический. Вопрос противостояния не только экологов и власти, а всего гражданского общества России.
 

26 августа акции солидарности с защитниками Химкинского леса пройдут по всей России, более чем в 60 городах. В Москве на Чистопрудном бульваре в 15.00 состоится большой театрализованный флеш-моб. РФИ следит за событиями.