Югославские и другие иностранные строители

Во времена СССР участие иностранного подрядчика гарантировало высокое качество работ и точное соблюдение графика стройки. Сейчас конкурентные преимущества зарубежных строителей уже не так очевидны, их заметно потеснили отечественные компании, но они по-прежнему диктуют правила игры на российском рынке недвижимости.

 

В начале 1990-х годов в слаборазвитую российскую стройиндустрию пришли иностранные подрядчики и сразу завоевали здесь немалую долю рынка. Отечественные строители умели возводить только типовые объекты, они не могли работать с качественными импортными материалами и были плохо мотивированы. «Найти надежного отечественного подрядчика было очень сложно. Российские строители могли подвести заказчика в любой момент», – говорит глава представительства компании «Савацкий» Марк Гройсман. В то же время рынок требовал объектов, соответствующих западным стандартам.

По словам Виктора Овсянникова из компании Vesco Construction, в этой ситуации самые сильные позиции заняли зарубежные компании, которые еще до перестройки наладили деловые отношения с Советским Союзом, например югославские. Пользуясь старыми контактами, они получали подряды на строительство и реконструкцию знаковых объектов. В сегменте коммерческой недвижимости лидирующие позиции заняли турки, которые первыми стали возводить в Москве высококлассные офисы. В 2000-х годах конкурентные преимущества иностранных подрядчиков уже не были так очевидны. Российским игрокам легче было договориться с местными инвесторами и заказчиками, и они заметно увеличили свою долю. Некоторые зарубежные строители не вынесли суровых реалий российского бизнеса. Они либо ограничили свою деятельность в России функцией генподрядчика определенного этапа строительства, либо вовсе покинули рынок, как это сделала, например, шведская Skanska.

«Сейчас российский инвестор нанимает австрийскую компанию, которая привлекает югославов, а непосредственно строят совсем другие люди», – описывает схему современного девелопмента управляющий партнер компании Blackwood Константин Ковалев.

 

Потому что у нас технология

 

Югославы – самая старая и закрытая диаспора российского строительного рынка. По мнению главы концерна «Крост» Алексея Добашина, югославские фирмы смогли в полной мере использовать связи, оставшиеся с советских времен, когда они работали в качестве подрядчиков строительства по госзаказам. «У них всегда было понимание правового регулирования, некий профессионализм, касающийся не столько самой стройки, сколько возможности правильно заключить контракт и взять на себя ответственность за соблюдение сроков», – говорит директор по развитию Swiss Realty Group Илья Шершнев. В 1990-е годы югославы строили дома, заказчиком которых выступал ГлавУпДК МИД, а также возводили первые элитные объекты. Многие из присутствующих на российском рынке югославских подрядчиков работают здесь с 1960-х – 1970-х годов, но мало кто знает названия этих компаний. «Почему? Да просто звезд с неба не хватают, а спокойно работают», – резюмирует Шершнев.

Глава и владелец кипрско-югославской компании Cyvas General Trade Ltd. Миливое Зечевич говорит, что у его фирмы в России больше заказов, чем она может выполнить, поэтому не нуждается в рекламе. Зечевич – один из первых иностранных строителей в России. В 1976 году по заказу ВАО «Интурист» он руководил возведением гостиниц «Ялта» и «Ореанда» в Ялте. В 1984 он уехал из России, а спустя 5 лет вернулся и стал работать во внешнеторговой организации «Прогресс». «В 1993 году в Югославии началась война, экспортно-импортная деятельность прекратилась, возвращаться было некуда, и я решил остаться в России», – вспоминает Зечевич.

В 1993 году он зарегистрировал на Кипре фирму Cyvas General Trade. «Тогда из-за войны многие югославские компании не сумели выполнить свои обязательства на российском рынке, репутация была подмочена. В такой обстановке было сложно пробиваться. Мы отличились тем, что создали свое проектное бюро в России», – говорит Зечевич. По его словам, работать помогала «славянская душа» – иногда компании удавалось получать проекты под честное слово. Первым стала реконструкция профилактория «Газпрома» в Ухте. Cyvas не отказывалась от ремонта квартир, компания Зечевича возводила атриум и крышу первого «Интуриста» на Тверской улице и боролась за крупные заказы, такие как гостиница «Националь». На сегодняшний день Cyvas, пожалуй, самая крупная и известная югославская фирма в России. Среди ее знаковых проектов – аэропорты Домодедово в Москве и Угольный в Анадыре, гипермаркет «Мосмарт» на Боровском шоссе. Годовой оборот компании превышает $100 млн.

На российском рынке работают десятки югославских компаний, однако никому из них не удалось захватить существенную долю рынка. При этом многие опрошенные «Ко» столичные девелоперы признались, что привлекают югославов в качестве подрядчиков строительства. «Для нашей компании югославские подрядчики возводили элитные дома в 1990-х – 2000-х годах, потом качество их работы стало не таким хорошим, да и цены выросли», – говорит коммерческий директор компании «Мироздание» (бывшая «КВ Инжиниринг») Георгий Кузин.

По словам Константина Ковалева из Blackwood, на этапе становления рынка опытные югославы имели существенное конкурентное преимущество, по сравнению с немецкими и австрийскими компаниями, в виде дешевой рабочей силы и гибкости ведения бизнеса. А в строительстве около 40 – 50% расходов идет на оплату труда строителей. Поэтому долгое время югославы диктовали цены и стандарты качества остальным игрокам. Когда конкуренция на рынке усилилась, многие компании стали генподрядчиками в классическом понимании этого слова, то есть начали привлекать на стройки не только своих соотечественников, но и более дешевую рабочую силу.

«Если соблюдать все правила и работать, как раньше, то наши цены окажутся гораздо выше цен российских компаний, которые к тому же зачастую уходят от налогов», – считает Зечевич. Сейчас югославские подрядчики позиционируют себя на рынке как европейские компании. «Югославы – честные и профессиональные строители, качество их работ – на европейском уровне. Но, может, те, кто стоял у истоков этих компаний, были из Югославии, но сейчас, как таковых, югославских фирм на рынке нет. Скорее, это компании, созданные выходцами из Югославии, они полностью ассимилировались в России», – полагает Георгий Кузин.

 

Турецкий товар – красота очень большой

 

Строительные компании из Турции считаются самыми активными игроками московского рынка недвижимости. Они уже давно занимаются не только подрядными работами, но и девелопментом, а некоторые из них выступают даже в качестве инвесторов. Турецким первопроходцем на российском рынке считается Enka. Управляющий директор компании Praedium Рубен Алчуджян вспоминает Вакура Окера, который в 1980-е годы приехал в Россию развивать бизнес турецкой строительной компании. «Сейчас, насколько я знаю, он вернулся в Турцию, но у него было четверо подчиненных: Эркан Эркек, Ферит Йилдырим, Бурак Оймен и Толга Гузельче – все они остались в России», – говорит Алчуджян. Сейчас эти менеджеры занимают руководящие посты в крупнейших компаниях. Эркан Эркек – генеральный директор казахской девелоперской Capital Partners, партнером которой является Бурак Оймен. В свою очередь, Ферит Йилдырим возглавляет российское подразделение консультанта DTZ, а Толга Гузельче работает управляющим директором Enka в России.

«Турецкая Enka начала работать на российском рынке в качестве строительной компании в конце 1980-х годов, а как девелопер-инвестор – в начале 1990-х», – вспоминает Эркан Эркек. Первым ее проектом стала реконструкция «Петровского пассажа», потом турки перестроили здание Госплана, а затем восстановили Белый дом после событий 1993 года. Однако главной удачей Enka называют создание в 1991 году совместного предприятия с московским правительством – компании MosEnka. Новая структура занялась строительством бизнес-центров: построила комплекс MosEnka в районе Цветного бульвара, затем появилось еще четыре одноименных офисных здания в разных районах Москвы. После этого в 1995 году был возведен бизнес-центр класса «А» «Парк Тауэрс», а год спустя компания вывела на рынок бизнес-центр «Красные Холмы» с пятизвездной гостиницей Swissotel. «Этот этап стал расцветом девелоперской деятельности Enka, а сотрудничество с Комитетом архитектуры правительства Москвы обеспечивало наличие всей необходимой исходно-разрешительной документации и проведение коммуникаций», – рассказывает Рубен Алчуджян.

Параллельно турецкая компания развернула деятельность в качестве генподрядчика. В частности, Enka построила грузовой терминал в аэропорту Домодедово. Занялись турки и ритейлом. В 1997 году в Москве была основана компания «Рамэнка», управляющая торгово-розничной сетью «Рамстор». Половина акций компании принадлежит Enka, остальными владеет турецкая компания «Кос». Первый супермаркет сети открылся в 1997 году – турки были первыми иностранными ритейлерами на российском рынке. В 2006 году выручка сети достигла $900 млн.

Набравшись опыта и связей за время совместной работы с московским правительством, Enka начала действовать самостоятельно. Одним из ее первых собственных проектов стал комплекс зданий на Павелецкой площади: «Павелецкая Плаза», «Павелецкая Плаза-2» и «Павелецкая Тауэр». Первые два здания были открыты в 1998 году, а последнее появилось три года назад. Однако настоящий расцвет компании на строительном рынке начался после запуска проекта «Москва-Сити», в котором Enka выступает в качестве подрядчика, инвестора и девелопера. По словам Ильи Шершнева, турки фактически реанимировали долгострой «Москва-Сити». В настоящий момент компания строит центральное ядро делового центра для «Стройинком-К» Леви Леваева и башню «Евразия» для MCG Павла Фукса. В рамках «Москва-Сити» Enka реализует и собственный проект – «Башня на набережной» – комплекс, состоящий из трех небоскребов, два из которых уже возведены, а третий должен быть введен в эксплуатацию в ближайшее время.

Подрядная и девелоперская деятельность турецкой компании не ограничивается деловым центром, недавно Enka стала подрядчиком и инвестором многофункционального комплекса в аэропорту Шереметьево. Компания согласилась вложить в этот проект $125 млн собственных средств. Именно ее выбрала IKEA для строительства первого в своей истории бизнес-центра, который предполагается открыть в Химках.

Часть доходов Enka получает от сдачи офисных центров в аренду. В настоящий момент турецкая компания, по ее собственным данным, располагает 19 работающими офисными зданиями, в которых сдаются в аренду 180 000 кв. м. Турецкая компания только за этот счет зарабатывает $150 –180 млн ежегодно. Однако, по данным Forbes, эта сумма намного выше и составляет около $300 млн в год, что позволяет изданию считать Enka третьим рантье московского региона – после IKEA и структур Зараха Илиева. «В настоящий момент Enka, наверное, является первой компанией по метражу построенных ею зданий и по такому показателю, как выдерживание сроков работ, а по репутации входит, по крайней мере, в первую тройку. Лидирует она и в качестве подрядной организации. Enka сейчас работает в разных городах России, строит и склады, и офисы. Западные компании по качеству работают лучше, но по срокам строительства никто не может сравниться с Enka, потому что турки выдерживают их с точностью до недели, а иногда сдают объекты на несколько дней раньше. Для меня до сих пор загадка, как можно это так рассчитать», – говорит Алчуджян.

Казалось бы, мало кто может составить конкуренцию Enka, однако, по словам экспертов, на пятки ей наступает другая турецкая строительная компания – «Ант Япы». По данным участников рынка, эта фирма уже построила в Москве около 1 млн кв. м недвижимости. В частности, она является подрядчиком всех объектов российской девелоперской компании Capital Group и самого высокого здания в Европе – «Башни Федерация», которую строит в «Москва-Сити» компания Mirax Group. «Конечно, наша совместная работа с «Ант Япы» не означает, что мы просто «ставим» их на все наши проекты, каждый раз мы устраиваем тендер, и каждый раз эта компания его выигрывает. В итоге мы довольны и сроками, и качеством выполненных работ», – рассказывает коммерческий директор Capital Group Алексей Белоусов.

В Mirax Group тоже довольны турецкими строителями, российская корпорация пригласила «Ант Япы» и на другие свои проекты. «Нашим подрядчиком на «Миракс Плазе» могла стать австрийская компания Strabag, к которой мы относимся с большим уважением, но мы выбрали турецкую «Ант Япы», которая по уровню уже сравнялась с Enka», – говорит заместитель председателя совета директоров Mirax Group Артур Александров.

Присутствие турецких компаний в Москве не ограничивается исключительно лидерами рынка – «Ант Япы» и Enka. По словам Георгия Кузина из компании «Мироздание», «турки – это самая мощная строительная диаспора в Москве, здесь работают десятки турецких компаний». Однако их успеху, несомненно, способствует репутация известных соотечественников. «Enka реализовала крупнейшие проекты на офисном рынке Москвы. Она фактически считается основателем рынка офисов класса «А» в Москве и в России. Ее проекты были самыми эпохальными и пионерскими. Турки уникальны, в том числе потому, что работают в стиле, который нравится Лужкову и московским чиновникам», – отмечает Кузин.

 

Австрийцы банкуют

 

В последнее время львиную долю крупнейших строительных проектов в России ведут австрийские компании. Одна из них – Strabag – стала подрядчиком первой очереди строительства частного города Виктора Вексельберга. Именно австрийцам компания «Ренова-Стройгруп» доверила возведение района «Академический» в Екатеринбурге.

Фирма Strabag пришла в Россию довольно давно. Многие иностранные компании, например та же Enka, начинали с роли подрядчика и только затем занялись девелопментом. У Strabag все было наоборот. «Первый наш проект в России мы запустили в 1993 году – это был бизнес-центр «Форум», мы сами финансировали строительство и выступали в роли генподрядчика. В рамках этого проекта мы возвели три здания, основным арендатором которых стал «Русал». Затем построили здание Центробанка, после этого получили подряд на строительство здания Внешторгбанка», – рассказывает «Ко» гендиректор российского подразделения Strabag Александр Ортенберг. Изначально эта структура работала под брендом Ilbau, но в 1997 году объединилась со Strabag. «В Россию мы пришли как девелоперы, поскольку строительной компании, не имевшей опыта в этой стране, достаточно сложно получить первый контракт. За те два года, пока строили здания для себя, мы создали небольшую строительную структуру, и это нам позволило предлагать свои услуги в качестве генподрядной организации. Теперь во всех проектах мы выступаем исключительно как подрядная организация, и основной наш бизнес в России – это строительство», – говорит Ортенберг. На сегодняшний день Strabag является генподрядчиком на каждой второй крупной стройке в России, оборот компании составляет $500 млн в год. В числе ее знаковых проектов – реконструкция гостиницы «Москва».

Свой успех в РФ в компании объясняют несколькими факторами. Во-первых, хорошими взаимоотношениями с местными властями. «Мы никогда не видели никаких проблем с российскими чиновниками, однако в каждой стране есть своя специфика, и мы создали подразделение по взаимодействию с городскими структурами», – рассказывает Ортенберг. Во-вторых, по его словам, компании помогает тот факт, что в ней работают по большей части местные специалисты. «Из России уходили многие западные строители, которые не смогли пережить кризис 1998 года. Strabag выжил здесь только за счет того, что имеет достаточное количество местного персонала: у нас работают около 600 инженеров, из которых 500 человек – россияне. Это позволяет нам держать цены на достаточно невысоком уровне и быть конкурентоспособными на рынке», – объясняет гендиректор российского подразделения Strabag.

Последнее время у австрийцев в России появилось еще одно преимущество. В начале 2007 года руководство Strabag приняло решение, по которому российское подразделение теперь подчиняется только правлению концерна напрямую, поэтому менеджменту не нужно согласовывать каждое свое действие. По словам Ортенберга, в результате этой реформы согласования – да и то на идейном уровне – требуют только очень крупные проекты.

Высокому доверию головной компании существует объяснение. Несколько лет назад концерн решил, что российский рынок будет для него самым приоритетным, несмотря на то, что фирма считается крупнейшим по обороту строителем в Европе. Поэтому была разработана целая стратегия компании в России. «Мы запланировали увеличить объемы строительства, в том числе приступить к возведению дорог, заводов, а также работать по принципу государственно-частного партнерства: строить платные автострады и платные мосты», – рассказывает Ортенберг. Для этого в концерне создано специальное подразделение, которое занимается как финансированием, так и самими строительными работами.

Недавно Strabag создала совместное предприятие с Deutsche Bank. В итоге на московском рынке недвижимости появилась первая компания без российского участия. Новая структура станет работать в двух направлениях. «Первая часть нашей деятельности будет заключаться в оценке проектов, которые решит финансировать банк. Второе, чем мы займемся, это совместным инвестированием в девелоперские проекты», – говорит Александр Ортенберг. Примечательно, что одним из владельцев Strabag является Raiffeisenbank, однако в данном случае руководство австрийского концерна дало добро на объединение с конкурирующей структурой – исключительно ради развития девелоперского подразделения.

Австрийские строители нашли мощного партнера в лице известного московского девелопера Дмитрия Гаркуши, в свое время едва не купившего гостиницы «Украина» и «Россия». В настоящий момент Гаркуша руководит реконструкцией «Москвы». Он же возглавил новую девелоперскую компанию. Стоит, однако, напомнить, что Strabag уже предприняла однажды неудачную попытку стать крупным российским инвестором. Компания принимала участие в конкурсе на право реконструкции гостиницы «Россия» и была готова на паях с наследным принцем эмирата Дубай вложить в проект $2 млрд, однако проиграла «СТ Групп» Шалвы Чигиринского. Теперь Strabag планирует реализовывать менее амбициозные проекты и ограничиться офисной и элитной жилой недвижимостью. Партнеры уже сформировали начальный пакет инвестиционных проектов, включающий в себя 1 млн кв. м недвижимости. Совокупный объем инвестиций составит более $2,5 млрд. В частности, по словам Ортенберга, одним из проектов новой структуры станет возведение гостиничного комплекса на Софийской набережной.

Эксперты также не исключают, что инициатива о создании СП исходила изначально от Deutsche Bank, страстно желающего войти в крупные девелоперские проекты на правах инвестора или будущего совладельца зданий, в частности, все той же гостиницы «Москва». Кредитное учреждение недавно открыло девелоперу гостиницы компании «Декмос» линию на $600 млн. В настоящий момент 51% акций «Декмоса» принадлежит американской Decorum Corp., а 49% – правительству Москвы. После запуска гостиницы «Декмос» планирует провести IPO, организатором которого должен стать Deutsche Bank. Предполагается, что банк выкупит часть акций отеля. Кроме того, для вхождения в новые проекты банку необходим специалист, который давно работает на российском рынке. Таким партнером и стал концерн Strabag.

«По многим проектам мы останемся только строителями, но, скорее всего, найдется ряд проектов, которые покажутся нам интересными, и мы их также профинансируем», – предполагает Ортенберг. По его словам, австрийский холдинг не планирует ограничивать свою деятельность в России сотрудничеством с банкирами. Сейчас оборот компании составляет около $500 млн в год, в ближайшее время его планируется увеличить вдвое, не включая обороты подразделения, которое будет заниматься строительством дорог. «Мы заключаем первые контракты в регионах. Строим также заводы в Московской и Ленинградской областях. Вместе с компанией «Ренова» планируем работать в Екатеринбурге и Челябинске. Уже открыто представительство в Уральском регионе. Один из наших первых контрактов в Южном регионе – это горнолыжный курорт «Роза Хутор», который возводит «Интеррос». Сейчас мы начали присматриваться к Казани и Нижнему Новгороду», – строит планы гендиректор русского Strabag.

По мнению экспертов, планы Александра Ортенберга вполне осуществимы. На руку известному строителю интерес российских олигархов к участию в нацпроекте «Доступное жилье». «Привлечение западных компаний в такие проекты объясняется уверенностью в их надежности и желанием заработать на «чужом» успехе. Кроме того, они предоставляют финансовые гарантии окончания строительства. А когда возводишь на заемные средства, особенно на западные банковские деньги, рисковать совсем не хочется», – объясняет Рубен Алчуджян. Учитывая то, что партнером Strabag теперь является Deutsche Bank, это мнение выглядит вполне логичным.

 

Quadratisch, praktisch, gut?

 

Если турецкие компании прославились в России строительством офисных башен, а австрийцы сосредоточились на крупных гостиничных контрактах и возведении дорог, то немецкие строители выбрали строительство аэропортов. Германская компания Hochtief строит новые терминалы в Шереметьево. В свое время она заработала весьма необычную репутацию: в 1930-е годы построила Дворец съездов НСДАП в Нюрнберге, в 1945 году возвела подземный бункер Гитлера в Берлине, в котором диктатор покончил с собой. Компанию неоднократно обвиняли в использовании труда узников концлагерей, однако руководство Hochtief эти обвинения отрицало. Более того, оно сделало все возможное, чтобы создать себе имидж высококлассного специалиста по возведению сложных объектов, к числу которых относятся и аэропорты, управление которыми также входит в компетенцию Hochtief. Эта немецкая компания построила первую атомную электростанцию Германии и новый аэропорт в Афинах.

В России она решила использовать уже существующие наработки. В 2003 году Hochtief представила проект реконструкции Шереметьева-2, а затем, в середине 2006 года, стала генподрядчиком работ. Интересно, что конкурентами компании на конкурсе выступали корейская Lotto, французская Vinci и австрийская Strabag. «Дополнительное достоинство иностранных компаний заключается в том, что они еще и проектируют. Обычно крупный подрядчик берет на себя комплексное проектирование, потому что он уже построил 10 – 20 похожих зданий по всему миру, и ему нетрудно построить еще 20 – 30 таких зданий практически по тому же типовому проекту», – говорит Артур Александров из Mirax. По такой же схеме, отмечает эксперт, в свое время Hochtief возвела Mercedes-Benz Plaza на Ленинградском проспекте.

Для немецкой компании Шереметьево стал главным российским проектом. Hochtief получила контракты на реконструкцию обоих терминалов аэропорта, и в рамках перестройки Шереметьева-1 она уже возвела так называемый «Терминал С». Строительные работы стоили администрации аэровокзала первоначально $87 млн, однако позднее смета была увеличена до $120 млн. В результате, чтобы расплатиться, ОАО «МАШ» пришлось заложить здание действующего терминала. Затем репутацию стройки подпортил Ростехнадзор, который объявил запуск нового терминала незаконным. В итоге ведомство все-таки разрешило ввести терминал в эксплуатацию, но без трехуровневого паркинга, который, по его мнению, был построен с нарушениями. В администрации аэропорта все обвинения отрицают и обращают внимание на то, что впервые в мировой истории новый терминал был закончен всего за один год. В активе Hochtief, помимо реконструируемых терминалов, есть еще несколько знаковых проектов – «Берлинский дом» в Москве для Westdeutsche Immobilien Bank по соседству с «Венским домом» Strabag.

«Hochtief и Strabag – это аналогичные компании мирового уровня. Для меня неудивителен приход на рынок таких игроков. У российских компаний подобного опыта нет: ведь наш рынок коммерческой недвижимости существует всего лет 15 – 20, а до этого строительством занимались различные советские организации», – объясняет Рубен Алчуджян. В мае 2004 года «Берлинский дом» был продан более чем за $40 млн, высокую стоимость сделки эксперты тогда объяснили хорошим качеством строительных работ. Помимо этого проекта немецкая строительная компания ввела в эксплуатацию закрытый коттеджный поселок «Монолит» и спроектировала «Мегу» в Теплом стане. Совместно со Skanska компания также построила жилой комплекс «Кунцево», в котором зимой 2006 года прорвало водопровод. В результате было перекрыто движение по Можайскому и Аминьевскому шоссе, а подземный паркинг оказался на полметра в воде.

По словам участников рынка, Hochtief – гораздо менее успешная компания, чем та же Strabag. Тем не менее немцы не собираются уходить из России и ведут переговоры о реконструкции международного аэропорта в Нижнем Новгороде.

 

Религия и труд все перетрут

 

Конкурентами иностранных строителей в России эксперты называют этнические или религиозные диаспоры. В 1980 – 1990-е годы одними из самых выгодных легальных сфер отечественной экономики были торговля и строительство, поэтому именно туда устремились «этнические капиталы». Как считает заместитель генерального директора Delta Estate Павел Пряников, первоначально они, как и иностранные подрядчики, были поставлены в заведомо выгодные условия, получив право на формирование легальных лоббистских структур в виде общественных организаций. Например, Всероссийский азербайджанский конгресс, Российский еврейский конгресс (РЕК) и т.д. По словам политологов, в Москве существуют три наиболее влиятельные диаспоры: азербайджанская, армянская и еврейская. При этом последняя очень неоднородна. Так, предприниматель Леви Леваев (Africa-Israel) представляет бухарскую еврейскую общину, Зарах Илиев и Тельман Исмаилов («Группа АСТ») – горскую еврейскую общину, руководитель стройкомплекса Москвы Владимир Ресин входит в руководство РЕКа, который представляет интересы «светских евреев». Каждая из них лоббирует в первую очередь интересы своей общины. По словам участников рынка, нередко диаспоры получают площадки и инвестконтракты от московского правительства напрямую, а не на вторичном рынке. «Например, именно таким образом был построен ТРК «Ереван-Плаза», а армянская и московская официальные стороны вообще создали Рабочую комиссию по сотрудничеству между Москвой и Арменией, возглавляет которую префект ЦАО Сергей Байдаков», – говорит Пряников.

Яркий пример особых отношений этнических диаспор с городскими властями – продажа гостиницы «Украина» за $275 млн никому не известной компании «Бисквит», которая, по данным экспертов, представляет интересы Зараха Илиева. Он и его партнеры владеют крупными столичными торговыми центрами (в том числе ТЦ «Москва» и «Гранд»), площадкой под бывшим «Военторгом». В торгах за «Украину» компания Илиева обошла таких маститых претендентов, как структуры, близкие к главе «Русснефти» Михаилу Гуцериеву, а также фирму, представляющую интересы АФК «Система». Лобби татов (горских евреев) утвердилось, когда замглавы Росприроднадзора Олег Митволь и депутат Александр Хинштейн потерпели неудачу в «борьбе» против возведения структурами Илиева торгово-развлекательного центра «Европейский» на площади Киевского вокзала. По словам Шершнева, таты на внешнем рынке контрактов не получают. «Я бы не стал ставить их в один ряд с Enka, Cyvas и Strabag. У этих структур нет самостоятельности, их нельзя воспринимать как единое целое», – говорит эксперт.

 

Франкокитай

 

По мнению главы «Кроста» Алексея Добашина, экспансия иностранных подрядчиков на отечественный рынок с каждым годом усиливается. «Эту тему замалчивают, возможно, сказывается наша «мечта о «железном занавесе», – говорит Добашин. По его мнению, этот процесс станет заметным к 2009 году.

Новыми фаворитами российского строительного рынка чаще всего называют французов и китайцев. Так, в начале марта московские власти озвучили грандиозные планы комплексного освоения подземного пространства столицы, в соответствии с которыми в год будет застраиваться до 1,5 млн кв. м. К участию в проекте уже готова крупнейшая французская дорожно-строительная компания Vinci Park с оборотом около 0,5 млрд евро. Почти одновременно с заявлениями властей для участия в инвестиционных конкурсах французы создали СП «МосПаркингИнвест» с Московским институтом гаражного строительства. Vinci Park планирует построить в столице минимум 20 паркингов, инвестировав $300 млн.

Более того, осенью прошлого года Vinci стала первой иностранной компанией, которая официально подтвердила намерение участвовать в проекте строительства платной автомагистрали Москва – Санкт-Петербург. Причем, французы успели подстраховаться на федеральном уровне. Две недели назад президент административного совета группы VINCI Ив-Тибо де Сильги стал независимым директором наблюдательного совета ВТБ в преддверии IPO банка.

Однако самые большие надежды и опасения участников рынка направлены на китайцев. По словам Георгия Кузина, китайцы делают первые шаги на российском рынке, но за ними будущее. Встройке самого высокого небоскреба Европы – комплекса «Федерация» уже участвует «Всекитайская государственная инженерно-строительная корпорация» и компания YUANDA. Осенью 2007 года стартует проект первого в Москве делового чайна-тауна «Парк Хуамин». В строительство двух башен – 50 и 35 этажей – между ВВЦ, Ботаническим садом и трассой Четвертого транспортного кольца китайцы намерены вложить около $500 млн. Финансировать строительство делового чайна-тауна будет пул китайских инвесторов, в который вошли две экспортно-импортные корпорации, а также компании CNPC и «Великая стена». Участвовать в конкурсе подрядчиков будут, как минимум, три крупных строителя из Поднебесной – «Шанхайская строительная корпорация», «Всекитайская государственная инженерно-строительная корпорация» и YUANDA. Первая компания застроила небоскребами Шанхай, вторая участвует в обустройстве летней Олимпиады-2008 в Пекине. «Для будущего расширения партнерства есть и политические основания. Сейчас проходит год России в Китае и год Китая в России», – отмечает источник «Ко» в московском правительстве. Китайским инвесторам благоволят и на родине российского президента. В Санкт-Петербурге выходцы из Поднебесной вкладывают более $1,25 млрд в возведение комплекса «Балтийская жемчужина», а также примут участие в конкурсе по выбору инвестора для строительства Орловского тоннеля под Невой. По словам Добашина, в Новосибирске китайцы давно играют в открытых тендерах на предмет получения генподряда и предлагают цены, сравнимые с российскими компаниями. Кроме того, их финансируют китайские банки, которые стимулируют экспансию в Россию.

Рассуждая о поле деятельности новых иностранных игроков, эксперты называют проект строительства городов и нацпроект «Доступное жилье». По словам источника «Ко» в мосправительстве, участие австрийцев в проекте «Реновы» в Екатеринбурге – прецедент на рынке. С одной стороны, у компаний, заявивших о возведении миллионов квадратных метров, нет собственных строительных мощностей, но, с другой стороны, проект пользуется бюджетной поддержкой, а государство не любит оказывать помощь каким-либо иностранным компаниям. Вероятной перспективой развития иностранных строительных компаний может стать участие в проектах новых девелоперских структур крупных сырьевых компаний. Далеко не все олигархи в состоянии повторить «подвиг» Олега Дерипаски и купить гигантского генподрядчика «Главстрой». Вопрос в том, пожелают ли иностранные строители довольствоваться ролью подрядчиков или захотят сами осваивать рынок в качестве девелоперов?

Источник:  http://ko.ru/articles/16338

Похожие строительные новости Москвы